Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Аномалии в ареале одноклеточных.

Сублиторальная зона — подбереговая зона.

Простыми словами, в Северном Ледовитом океане состав одноклеточных водорослей на глубинах около 200 метров соответствует таковому для прибрежной зоны.

В.В. Басов, «Состав и распределение фораминифер в донных осадках района Земли Франца-Иосифа».


Акценты времени.

Все знают историю появления морского хронометра — его создал талантливый изобретатель-самоучка Джон Гаррисон. Долгие годы учебы, труда и борьбы с недоброжелателями завершились полной победой и всеобщим признанием. Я бы хотел выделить некоторые акценты этой эпопеи.

Начинал наш герой (плотник по профессии) с высокого (в прямом смысле) жанра — башенных часов с механизмом из дерева. Использовал он дуб и экзотические плотные породы,  механизмы, не требующие смазки надолго стали его визитной карточкой.  Но  на часах комнатного формата, к которым перешел позже мастер, нет его имени. Часы подписывались Джеймсом Гаррисоном, братом нашего мастера.

Первый хронометр Гаррисона, Н-1 имел деревянный механизм. Комиссией по долготе он был встречен очень благожелательно, единственным его критиком оказался сам Гаррисон. Получив приличную сумму, он удалился на годы, продолжать свои опыты. аналогичная история произошла и с Н-2, с тем отличием, что Н-3 создавался целых 19 лет, в течение которых мастер лишь изредка появлялся за очередными пятьюстями фунтами (всего 5 раз).

Все задокументированные доходы Гаррисона за эти годы поступают от комиссии по долготе.

За это время Гаррисону предложили стать членом Лондонского королевского общества, по сути английской академии наук. Вместо себя скромный мастер предложил кандидатуру своего сына, который до этого ничем не прославился. Членство в академии никак не может передаваться по наследству, однако членом королевского общества стал Уильям Гаррисон.

Collapse )

Плен на Лазурном берегу.

Герб аббатства Клюни
Герб аббатства Клюни

Майо́ль Клюнийский, (лат. Maiolus Cluniacensis, фр. Mayeul de Cluny; около 910, Валансоль11 мая 994, Сувиньи) — католический святой, монах-бенедиктинец, четвёртый аббат Клюни (с 954 года), один из основных деятелей Клюнийской реформы.

Оттон II предлагал Майолю стать папой после смерти Бенедикта VI, но аббат отказался, считая, что его призвание — возглавлять Клюни. Благодаря хорошим связям Майоля с императорским двором ему удалось сильно увеличить количество монастырей Клюнийской конгрегации в землях Священной Римской империи.

В 972 году во время поездки в альпийский регион Майоль был захвачен сарацинами из Фраксинета. Это вызвало взрыв возмущения среди дворянства Прованса, почитавшего аббата Клюни за святого. На выкуп аббата провансальскими вельможами была собрана значительная сумма, к которой были добавлены некоторые ювелирные шедевры из сокровищницы клюнийского аббатства. Майоль был освобождён, но возмущение фактом его захвата привело к решительным военным действиям против сарацин. После того, как граф Прованса Гильом I разбил сарацин в битве при Туртуре и взял Фраксинет, он получил прозвище «Освободитель».

Collapse )

Политическая закуска.

Супертовар.

Консервация  сельди засолкой имеет давнюю историю:

До XIV века селедка во всей Европе совершенно справедливо считалась полнейшим безобразием. Она отвратительно воняла и бессовестно горчила. Ровно до того благословенного дня, когда известнейший ныне рыбак Виллем Якоб Бёккельс не вырезал селедке жабры и внутренности. ...Бёккельс аккуратно складывал потрошеные тушки ровными рядами и заливал рассолом каждый слой. Причем делал это еще в море: селедка попадала в бочку прямо из сетей. И прибывала на сушу в полной, так сказать, боевой готовности. С таким рецептом Виллем Бёккельс быстро стал знаменитостью. Еще бы! Ведь это только его селедка призывно пахла и таяла во рту. Благодаря пытливому уму Виллема Бёккельса зловонная пища монахов, заключенных и нищих превратилась в гастрономический изыск, достойный королевского стола: в том же XVI веке «новую» селедку начали поставлять самым известным дворам Европы. Голландия отодвинула мясо и сыр на второй план, а на пьедестал вознесла селедку. Ради нее построили целую флотилию, единственную в мире. Рыбу ловили и прямо на палубе превращали в лакомство. И неплохо на нем зарабатывали! Технологического секрета никому не раскрывали и потому ломили за деликатес несусветные цены. А селедочные гурманы платили за рыбу втридорога и не роптали.


О важности этого промысла для экономики Голландии есть масса сведений:

Collapse )

Торжество


ТОРЖЕСТВО.
Не сразу догадаешься, что "торжество" происходит от "торг". Некогда оно
значило " то, что совершается на т о р г у ", то есть при большом скоплении
народа. Ведь раньше "торговая казнь" значило "публичная", происходящая на
площади, при всех. Отсюда торжеством стало именоваться публичное прославление,
общий праздник, а затем уже и "радость по поводу успеха, победы".
у шведов рынок - "торг"

Этимологический словарь школьника






Подключили также датского короля Кристиана IV, дядю Элизабет. И Соединённые Провинции Нидерландов тоже встали на защиту интересов молодого курфюрста.
Совместные усилия увенчались успехом. Король согласился на пфальцского зятя.


В эти недели между помолвкой и свадьбой Элизабет и Фридрих посетили 14 театральных представлений в Уайтхолле, автором 6 из них был Уильям Шекспир


Несколько недель они путешествовали по нидерландским провинциям, и в каждом городе их встречали фанфарами, театральными представлениями и подарками. Среди подарков достойны упоминания 16 настенных ковров, золотая утварь, сервиз из китайского фарфора из 84 предметов, китайская лакированная мебель, шкатулка с жемчугами и бриллиантами, обтянутая благоухающим брокатом. Ост-Индийская Компания существовала уже несколько лет, и в Европе стали появляться предметы роскоши из экзотических стран. Город Гарлем с недвусмысленным намеком преподнес молодым колыбель и детское приданое немалой стоимости.



... произошел дипломатический скандал. В Уайтхолле давали очередной банкет, а банкетный зал украсили гобеленами, изображающими победу английского флота над испанской Армадой. Оскорбленный испанский посол покинул зал, а послы Венеции и Франции поспешили сообщить об этом своим дворам, которых этот инцидент весьма позабавил.


Король Яков уже видел себя в мечтах вождем всех протестантов Европы.